Назад в будущее

Назад в будущее
Опубликовано: 24 февраля 2017
Просмотров: 363

Автор: Надежда Бахромкина

Фото: Надежда Овчарова

Не так давно археологи обнаружили на раскопках древнего финикийского города в районе Кастильо-де-Донья-Бланка – небольшой деревеньки между Хересом-де-ла-Фронтера и Эль-Пуэрто-де-Санта-Мария – два винных пресса, которые датируются 8 веком до н.э. Теперь можно с полной уверенностью утверждать, что виноделием в зоне так называемого хересного треугольника занимаются 3000 лет. Херес же, которым знаменит регион, здесь производят «лишь» последние лет пятьсот лет со времен Екатерины Арагонской, английской королевы-испанки, которая во многом способствовала моде на крепленые белые вина в Великобритании. Вторым по значимости популяризатором хереса оказался… пират Френсис Дрейк. В 1587 году он со своей флотилией напал на бухту Кадиса и ушел с добычей, которая включала 3000 бочек местного вина. По прибытии в Англию херес распробовали при дворе, и мода на него в последующие годы с лихвой окупила потери от разбойного налета – о такой рекламной кампании торговцы могли только мечтать!

К концу XIX века херес стал одним из главных героев мировой виноторговли, для стандартизации качества напитка появился ставший классическим метод криадера и солера, который позволял виноделам не зависеть в своих экономических расчетах от года урожая – херес всегда оставался стабильного качества. В начале XX веке издали законы, от начала и до конца регулирующие процесс производства вина, и вот уже всем и каждому известно, что на юге Андалусии, там, где воспетая поэтами река Гвадалквивир впадает в Атлантику, производят хересы – крепленые белые вина с уникальным характером и вкусом. Ну а за красными надо отправляться севернее – в Риоху, например.

Земельный вопрос

Зона хересного треугольника – район между реками Гуадалете и Гвадалквивир, ограниченный с одной из сторон океаном – за счет уникального расположения и климата сильно отличается от привычной всем знойной и иссушенной Андалусии. Стоя на веранде современного здания бодеги Luix Perez, это особенно просто понять: вот слева видна кромка прибоя, а справа – горы Сьерра-де-Кадис, часть массива Кордильера-Бетика, который лишь на 14 километров Гибралтарского пролива отстоит от африканских гор Риф. Эта «стена», в буквальном смысле огораживающая регион, сдерживает жару, а узкое горло пролива создает те самые ветра, из-за которых туристы недолюбливают отдых на океаническом побережье.

В то же время еще относительно недавно по историческим меркам многие части привычного местным жителям ландшафта были морским дном: сам Кадис, столица провинции, был островом, а в окрестностях и сегодня есть множество «морских болот», уникальных природных зон, где в огромном количестве гнездятся белые цапли и розовые фламинго.

Именно то, что почвы были когда-то морским дном, обеспечило их уникальный состав. В белесой земле много кальция и известняка и совсем чуть-чуть – органики. Такой состав не дает винограду излишне плодоносить, но зато те гроздья, которые завязались, вызревают полностью, раскрывая по-максимуму свой потенциал. Вкупе со среднегодовой температурой в районе 17 градусов это создает идеальные условия для… производства красного вина!

Да-да, климат и почвы хересного треугольника прекрасно приспособлены для красных вин, и многие французские регионы могли бы только позавидовать столь удачному терруару. Более того, в стародавние времена красные вина производили здесь наравне с белыми, а окончательно о них забыли после эпидемии филоксеры, в конце XIX века загубившей виноградники по всей Европе: виной всему коммерческий успех хереса, виноделы региона сконцентрировались на том, что лучше продавалось.

Вспомнить все

Красное вино бодеги зоны хересного треугольника производят. К примеру, у Osborne, знаменитой своими хересами, бренди, а главное – черным силуэтом быка, ставшим символом не только Андалусии, но и всей Испании – в линейке есть вина Solaz, с тем самым бычком на этикетке, вот только каберне совиньон и темпранильо для него выращивают в Кастилье. Но то, что оказалось не слишком интересным для крупных и богатых винодельческих хозяйств, стало делом жизни для небольших семейных предприятий. Один из таких примеров – бодега Luis Perez. Ее основатель – Луис Перес, химик по образованию, большую часть жизни проработавший в сфере энологии, в 2002 году решил применить накопленные теоретические знания на практике и купил старенькую бодегу, расположенную на высоком холме, буквально в нескольких километрах от Хереса-де-ла-Фронтера, родном городе его супруги. Несколько лет назад рядом с историческим зданием 1844 года постройки появилось и новое, суперсовременное: к таким винодельням уже привыкли в Риохе, но для консервативного юга «новая» архитектура в диковинку.

Не менее оригинален и выбор сортов. Для своей красной линейки винодел cделал ставку на пти вердо: в Бордо для него слишком холодно, и даже в Медоке, где этот сорт считается основным (на легких почвах он позволяет получать более мощные «перечные» вина), он все равно с трудом вызревает полностью. Здесь же, в хересном треугольнике, его потенциал раскрывается во всей красе. Но это не единственный международный сорт, который выращивают в Luis Perez. Здесь представлены и сира, и мерло, и каберне совиньон, и, конечно же, испанский любимчик темпранильо. Попробовать их «в деле» можно, откупорив бутылку Luis Perez Garum, – вино с нотами красных фруктов и специй. Другое интересное вино в линейке, где дополняют друг друга сира и пти вердо, – Sаmaruco, очень минеральное и с проработанными танинами, но без чрезмерной яркости, так часто присущей испанским винам.

Но если вы подумали, что дипломированный химик решил превратить кусок испанской земли в филиал Франции, то ошиблись. Возделывание международных сортов – лишь одно из направлений деятельности бодеги. Вторая тема, которой увлечен Луис Перес и его команда (а вернее сказать, семья: на виноградниках работают его дети) – возрождение автохтонных сортов. Пожалуй, самый интересный из них – тинтильо де рота. Попробовать его в чистом виде можно, купив бутылочку Luis Perez Tintilla – сейчас в продаже есть винтаж 2013 года. Это вино – пример максимально уважительного отношения к земле и лозе, отражение уникального терруара. Цвет вина в бокале – интенсивно-гранатовый, а во вкусе и аромате можно уловить нотки смородины, лавра, ежевика, черного перца, мускатного ореха и шоколада.

Но для ценителей не просто хорошего вина, но и необычных решений, на винодельне Luis Perez производят по-настоящему уникальный продукт – Garum Submarino. Буквально поштучно отбирая ягоды для сусла, готовое вино после розлива в бутылки запечатывают в глиняную амфору и отправляют на год дозревать на… дно океана. Там, на глубине 15 метров, вино развивается в уникальной среде и при стабильно прохладных температурах, которых достичь в условиях местного климата было бы непросто. Не каждый винтаж удостаивается чести отправиться в подводное плавание, да и цена конечного продукта, прямо скажем, кусается, но распродается Garum Submarino зачастую раньше, чем бутылки поднимают на поверхность.

Собачку на этикетке вин Luiz Perez зовут Инди, это первый пес одной из дочерей Луиса Переса, которая помимо работы на винодельне также разводит джек-рассел терьеров.

Луис Перес младший – тезка своего отца, основателя винодельни, и продолжатель его дела.

 

Читайте также

  • По следам семи королевств

    По следам семи королевств

    В скором времени в Испании появится национальный маршрут по местам съемок «Игры престолов». Предлагаем вам незамедлительно отправиться в виртуальный тур по самым красивым местам съемок нашумевшего сериала!

  • Ночь для красоты

    Ночь для красоты

    Ночь - это лучшее время для восстановления кожи. В этой статье перечислены средства, дополнительно помогающие включить ее регенеративные функции

Новый журнал

RUSSIAN INN №39 (07.2017)

Подписка на новости

Давайте дружить