От фиников – к звездам. 7 фактов из жизни испанского художника-инноватора Хуана Миро.

От фиников – к звездам. 7 фактов из жизни испанского художника-инноватора Хуана Миро.
Опубликовано: 24 октября 2018
Просмотров: 76

Автор: Ольга Тараканова

Книжно-дегтярный мотив

Художник запрещал поднимать шторы в своей до отказа набитой книгами библиотеке, чтобы уберечь фолианты от разрушительного действия дневного света. В период с 1917 по 1923 г. Миро «вписывал» в свои картины книжные мотивы. Почетное место на этой картине занимает сборник афоризмов французского писателя и режиссера Жана Кокто «Петух и Арлекин».

Миро отказывался от привычного художественного языка – прибегал к новым техникам, использовал необычные материалы вроде бечевки, рисовал дегтем и песком на мазоните (серия «Дикие картины»), писал впечатляющие абстракции, чья энергия рождалась из крупных свободных мазков, смелых цветовых сочетаний, даже сжигал работы, превращая в произведение искусства горящее полотно. 

 

Голод и галлюцинации

Во время своей учебы в Париже Миро все чаще питался финиками.

«Это было тяжелое время. Моя печка, которую я купил на блошином рыке, совсем не грела. Однако у меня в мастерской было очень чисто. Я сам вел хозяйство. Поскольку я был беден, то мог позволить себе обед лишь раз в неделю, все остальное время питался финиками», – вспоминал Миро.

Ранние сюрреалистические работы Миро являются, по его же признанию, наиболее откровенными из всех, когда-либо им созданных. Художник писал, что галлюцинации заменили ему модель. Тем не менее они не были результатом импровизации или плодом разыгравшегося воображения: созданию картины всегда предшествовал подготовительный этап. Миро рисовал эскизы и тщательно обдумывал содержание.

Голод оказался топливом для вдохновения Миро: «Голод стал прекрасным источником для галлюцинаций. Я мог долго сидеть, глядя на стены, пытаясь захватить те формы, что увидел, на бумаге или мешковине».

 

Непродаваемый художник

В картину Миро «Ферма» в Париже влюбился Хемингуэй: «В ней есть все, что ты чувствуешь в Испании, когда ты там, и все, что чувствуешь, когда тебя там нет. Никто другой не мог бы так выразить эти чувства в одной картине».

Восторга писателя не разделяли арт-дилеры: никто, вспоминал Миро, не хотел «видеть картину и тем более ее продавать», долгое время она висела в подвале одной из галерей (да и то попала туда скорее всего по протекции Пикассо), а чтобы как-то исправить положение, предприимчивый владелец предлагал порезать полотно размером 132 на 147 см на восемь частей.

В результате великий писатель все-таки купил так понравившуюся ему картину: «В открытом такси огромный холст надувало ветром, как парус, и мы попросиливодителяехатьпомедленнее. Дома мы повесили эту картину, все глядели

на нее и были счастливы. Я не променял бы ее ни на какую другую картину в мире».

 

Сюрреализм и не только

До 1920 г. Миро ориентировался на Поля Сезанна, фовизм и кубизм. По расположению букв на картине можно определить, насколько четко продумана компоновка предметов. Миро переносил на свои работы целые пассажи из произведений любимых авторов или цитировал авангардный журнал «Nord-Sud», отступая при этом от принципа свободной ассоциации, которого придерживались сюрреалисты.

На смену периодам поэтического реализма, а затем и кубизма в творчество Миро приходят современные композиции, без какой-либо иерархии сочетающие причудливые предметы с абстрактыми цветными плоскостями. Композиционная свобода, оказавшая сильное влияние на таких американских художников, как Марк Ротко или Джексон Поллок, а также земляка Миро Антони Тапиеса.

 

Во власти сновидений

Рисовал Хуан Миро круглосуточно. Сон, как утверждает его внук Жоан Пуньет Миро, был всегда частью творческого процесса великого художника. Увиденное во сне вдохновленный мастер переносил на свои полотна, воплощал в скульптурах или поэзии. В свои картины он интегрировал и строки собственных стихов.

О художнике прекрасно писал Ионеско: «Вам приходилось видеть, как работает Хуан Миро, этот радостный, счастливый человек, ощущающий себя создателем в любой из моментов, когда он рисует, делает наброски, что-то конструирует, рассказывает или напевает?

Он захвачен своим порывом, и мы уносимся вместе с ним в его порыв и его взлет. Это довольно редкое явление – находиться в присутствии столь живительной и тонизирующей энергии. Каждое из произведений Миро – это танцующий сад, поющий хор, опера, расцвеченная цветами, рождающимися в лучах света... Этот дар – милость Божия».

 

Песнь солнцу

В более поздний период творчества язык картин Миро меняется. Космические знаки подчеркивают его любовь к природе. Все чаще появляются луна, солнце и звезды, а также линии и формы, напоминающие японские иероглифы. В 1975 г. Миро начал работать над иллюстрациями к молитве Святого Франциска Ассизского «Песнь солнцу». Художник видел в ней символ единства человека и природы. «Все, что я рисую, я видел здесь в полях или на морском берегу», – говорил Миро.

 

Почерк новатора

Увлечение поэзией художника-экспериментатора долгое время оставалось для окружающих почти незамеченным. Дружба Миро с литераторами нашла отражение в условно-знаковом языке живописи. Если на картинах отсутствовали буквы, Миро изобретал загадочные символы: звезды, глаза, змей... Или просто использовал отпечатки собственных рук. «Для меня объект есть нечто живое, эта сигарета или этот коробок спичек содержат секретную жизнь, намного более

интенсивную, чем некоторые люди. При виде дерева я испытываю такое потрясение, словно оно говорит и дышит. Дерево и человек очень похожи…»

 

При написании материала использовались материалы с сайтов dw.com и ria.ru

Читайте также

  • Заметки эмигрантки

    Заметки эмигрантки

    Самое яркое событие августа - фестиваль La Tomatina: очки на глаза, кепку на голову - и вперёд в томатный бой!

  • Венские классики: преемственность и связь времен

    Венские классики: преемственность и связь времен

    В Большом зале Московской консерватории 20 марта оркестр Пермского театра MusicAeterna под управлением Теодора Курентзиса представил программу из сочинений венских классиков – Моцарта и Бетховена. В концерте принял участие Дмитрий Синьковский – дирижер барочного ансамбля, скрипач и контратенор.

Новый журнал

RUSSIAN INN №55 (11.2018)

Подписка на новости

Давайте дружить

Журналы

RUSSIAN INN №55 (11.2018)

RUSSIAN INN №55 (11.2018)

RUSSIAN INN №54 (10.2018)

RUSSIAN INN №54 (10.2018)