Свобода как оружие массового поражения

Свобода как оружие массового поражения
Опубликовано: 28 января 2014
Просмотров: 1079

В современном мире автомобиль давно уже не средство передвижения, а символ статуса своего обладателя. По тому, какой автомобиль выбирает себе человек, с определенной долей уверенности можно судить о его возрасте, образовании, должности и даже сексуальной ориентации. А вот о доходах в эпоху поголовного кредитования сделать однозначные выводы по одному лишь логотипу автопроизводителя на брелоке ключей будет, скорее всего, затруднительно.

Машины сегодня, признаться, не сильно отличаются друг от друга. Конечно, сравнивать «Ладу Калину» с Ferrary мы не станем, но 80% существующих на рынке автомобилей преимущественно одного уровня и по качеству, и по цене, разница лишь в маркетинге. Но, несмотря на глобализацию, тенденции, отмечаемые на одних рынках, оказываются совершенно несостоятельными на других. Так, модные в Европе Alfa Romeo в России не так просто будет купить, на всю Москву пара дилеров: нет спроса. Почему? Попытаемся разобраться, какие машины покупают русские и испанцы, и с чем связан такой выбор.

Мой приятель, успешный молодой инженер из Севильи, недавно приобрел себе машину. Его выбор пал на Volvo V40, стильный и надежный автомобиль. Я бы с удовольствием ездила на нем, но не могу себе представить, чтобы кто-то из моих московских друзей-мужчин купил себе такой, да еще и желтого цвета! «Такая малышка, ну это же просто несерьезно!» – так и слышу, как это произносит успешный менеджер, который, надо заметить, кроме как в офис в центре по будням да в кино по выходным, на машине никуда и не ездит. Нет у него ни дачи, ни детей, ни хобби вроде рыбалки, требующего вместительного авто. А вот «джип», скорее всего, есть. У русских молодых и успешных в моде Audi Q3, BMW X5, на худой конец VW Tiguan или Nissan Qashqai. Те, кто постарше и практичнее, скорее всего, выберут KIA Sportage или Renault Duster. А такую Volvo, как выбрал себе наш испанец, в России попросту не продают – в наличии лишь модификация «кроссовер» и более старшие (читай – крупные) модели.

Дилеры четко – на собственном кошельке – чувствуют тренды на локальных рынках. И если в Испании менеджер в салоне в первую очередь напирает на экономичность и безопасность автомобиля, то в России рассказывают про вместительность и мощность двигателя.

Такое ощущение, что машины, как, впрочем, и квартиры, у нас измеряются исключительно абсолютным объемом, как складские помещения.

Почему русские отдают предпочтение большим машинам? Говорят, это у нас в крови. Менталитет у нас такой. Впрочем, к управлению огромными авто располагают сами дороги: ширина полосы движения в России по ГОСТу больше, чем в европейских странах. Даже в переулочках московского центра шанс проехать на большом автомобиле у опытного водителя всегда есть: движение организовано таким образом, что небольшие улочки почти всегда односторонние. В той же Испании центр любого, даже крупного города – это тест на отменное чувство габаритов своего авто и навыки вождения. Куда уж тут на джипе протиснуться! Еще один важный момент связан с парковкой. В Европе каждый сантиметр парковочного пространства учтен, размечен и тарифицирован. В России, несмотря на постепенное ужесточение законодательства, машины бросают, где придется, не слишком заботясь ни о пешеходах, ни о собратьях-автомобилистах. Вряд ли это связано с попыткой сэкономить. Скорее, это все та же пресловутая ментальность. Личный автомобиль для нас – символ свободы. А свобода напрямую связана в сознании с отсутствием каких-либо ограничений.

Другую не менее интересную теорию, поясняющую любовь именно к большим авто, выдвигают некоторые психологи. Они приравнивают автомобиль к индивидуальному личному пространству, которого так не хватает всем нам в России. Того самого личного пространства, уважения к которому не воспитали у рожденных в СССР. Действительно, нарушение границ персонального комфорта происходит на каждом шагу. Попробуйте хотя бы отстоять очередь в супермаркете, чтобы к вам не прижимался чуть ли не вплотную тот, кто за вами! Получается, горожанин подспудно стремится обособиться от окружающих и, конечно, захватить в личное пользование как можно больше «своего» пространства.

Психологи приравнивают автомобиль к индивидуальному личному пространству, которого так не хватает всем нам в России. Того самого личного пространства, уважения к которому не воспитали у рожденных в СССР. 

Ситуация принимает еще более острые формы на фоне отсутствия заботы об экологии как на государственном, так и на общественном уровне. И никакой повышенный налог на мощность или не самые низкие цены на бензин не способны повлиять на выбор в пользу автомобиля поскромнее и экономичнее.

Еще при Юрии Лужкове был начат эксперимент: город выдавал москвичам топливные карты, если они купили себе малолитражный авто. В этом году программу закрыли: никакого эффекта она не дала. А вот развитые системы кредитования, напротив, приносят свои плоды: в России большая часть авто приобретается на заемные средства. Справедливости ради надо сказать, что и в Испании по большей части автомобиль берется в рассрочку – financiar. И, вероятно, среднестатистический испанец, равно как и русский, в результате покупает машину классом чуть выше, чем на самом деле мог бы себе позволить. Вот только, по-прежнему, предпочтения у русских и европейцев оказываются разными.

Автор – Надежда Бахромкина

Журнал «Все по-русски» (июль – август 2013)

Читайте также

Новый журнал

RUSSIAN INN №41 (9.2017)

Подписка на новости

Давайте дружить